«Наши» в Афганистане

Эмигранты из Средней Азии бежали, главным образом, в Афганистан. С начала 1920-х до 1930-х гг. около полумиллиона узбеков, таджиков, туркмен, киргизов и казахов спасались от большевиков на левом берегу Аму-Дарьи. Состоятельная часть эмиграции, однако, не собиралась надолго задерживаться в отсталом и неспокойном Кабуле. Ее представители обращались в английское посольство в Кабуле и далее - в Пешавар. После тщательной фильтрации, допросов (а может и вербовки?) англичане выдавали визы и паспорта избранным счастливчикам, чтобы позволить им купить билет на пароход в Карачи. Оттуда «наши» отправлялись в Турцию и Европу. Религиозная элита Туркестана и Бухары стремилась в святые места - Мекку или Медину. И сегодня там можно найти сотни, если не тысячи, наших соотечественников. Многие присоединились к мусульманской общине Британской Индии. Но большинство эмигрантов, в том числе локайцы, остались в Афганистане. Ибрагимбек, который бежал в июне 1926 г., почти немедленно был приглашен в столицу этой страны.

Подробнее: «Наши» в Афганистане

Заключение

Подробный ответ на вопрос, чем же было басмачество на cамом деле, займет немало страниц. Автор пытался дать ответ на этот вопрос в своей монографии. В настоящей же публикации ограничимся лишь тем, что укажем, чем оно не было. Басмачество не было объединительным национальным или мусульманским движением, альтернативным колониализму и большевизму. Оно так и не стало массовым движением за свободу от правления иностранцев, аналогичным индийскому национализму, ставшему достойным ответом британскому колониализму. Все 1920-е гг. в регионе было два не связанных между собой центра сопротивления: туркестанское движение националистов-пантюркистов и религиозно-эмиристское повстанчество Бухары. Первое оказалось элитистским, замкнутым феноменом, неспособным вдохнуть свой реформаторский дух в народные массы. Второе же, лишенное надлежащего культурного руководства, превратилось в деструктивную силу, вставшую на пути иницированной извне модернизации общества.

Подробнее: Заключение

Бачаи Сако - удалец из Хорасана

Камолудин Абдуллаев

Хабибулла, сын Рашида1 - продавца винограда, таджика из деревни Калакан что в километрах 40 на север от Кабула, ставший на девять месяцев 1929 года эмиром Афганистана - еще одно действующее лицо истории среднеазиатской эмиграции. В Афганистане он известен как Бачаи Сако – сын водоноса. Большинство авторов и современников сходятся на том, что смелость и авантюризм в Хабибулле-Бачаи Сако сочетались с честолюбием и большой набожностью. В этом Хабибулла походил на кашгарца Якуббека и бухарца Ибрагимбека. Также как и Энвер Паша и дунганин Ма Джунин, Хабибулла мечтал об объединении мусульман Средней Азии.

Подробнее: Бачаи Сако - удалец из Хорасана